Он жил в доме номер тридцать

Он жил в доме номер тридцать 1



Посвящаю Андрею Синельникову

Роем, роем, будто кроты. Тут порыли, там порыли. Оставили все и опять нас куда — то увезли. И опять роем. Молчу чтобы не казаться дураком, потому как разговорчивых тут и так много. И уже не важно, что у тебя там дома; машина и пара любовниц. Здесь все равны, местами конечно, но равны.

Для меня здесь счастье иметь блокнот и карандаш. Мысли как мусор в черноземе, слишком часто попадаются там, где их не ждёшь. Чтобы не забыть — пишу . Заметил за собой глупость, делать из земли «снеговика — земляника». Маленького, с ладошку. Оставляю как оберег, для тех кому будет нужен, тот окоп который я рою.

А вдруг меня завтра не будет, что вспомнят обо мне? Что скажут? Он жил в доме номер тридцать?

Не знаю, мне наверное будет все равно, что скажут. Пусть говорят…

Не понимаю как придумывают о себе речи на сто страниц, рассказывая, что в этой жизни они прожили достойную жизнь.

А я ведь — то ещё и не жил, значит у меня ещё все будет. Нужно только прорыть километры окопов, к своей счастливой жизни.

Враг впереди. Можно даже рассмотреть таких же вояк. Мы стреляем, они стреляют. Рыть окопы было легче, чем воевать. Здесь особый вкус сигарет, даже дешёвых.


Ловлю себя на мысли, что я счастлив, у меня все для этого есть, меня ждут, любят, но отогнать негатив с каждым днём труднее… Хочу домой…


Приснился дом, как будто, все как и раньше. Мой дом. Дом в котором я счастлив. Мой дом, номер тридцать. В нем вся моя жизнь, моя семья.

Проснулся от стрельбы…

Мне не страшно… Пусть скажут, он жил в доме номер тридцать, мне и этого хватит. Они окажутся правы, там была моя жизнь…

Поделиться