Достоевский

Во всем есть черта, за которую перейти опасно; ибо, раз переступив, воротиться назад невозможно.


Какой все же чувственный взгляд у Анны Филипповны. Свет ее карих, почти чайных глаз, согревал меня весь вечер, и я не тайком, нет, нет, но все же осторожно смотрел, и она своих глаз не отводила. В моих мыслях, было смотреть на нее, любоваться как майским солнышком, знать что это тепло мое, хоть и появлялись мысли с “чернотцой” но все же они растворялись в ее глазах. Заметила ли она этот блеск?


Я никогда не выражал ей своих чувств, она была для меня “Le rеve du poеte”


Брат же ее Гаврила Филиппович сидел рядом со мной, опустив глаза, понимая что пришел просить от бедности своей, потому как и я любил бывать в игорных заведениях. Мы выпили чаю, поговорили о погоде, и казалось бы настало время откланяться, тут я не выдержал и сам предложил Гавриле Филипповичу пятьдесят рублей, так без расписки, по товарищески…


В сей момент, я почувствовал неприязнь к себе, за потакание слабости. Мне не было жаль денег, мне было жаль себя. Я же как и он, всего лишь бедная душа, жаждущая игры. Наверное я переменился в лице, Анна Филипповна встала и коснулась моей ладони,возможно нечаянно, из любопытства. Как маленький ребенок трогает жука например. Этот миг был нескончаемым, я представил себе что, я иду с ней по парку. Весенний парк, сразу после майского дождя, в котором все дышит чистотой и свежестью, везде гуляют пары, шикарные дамы с зонтиками и кавалеры в черных костюмах и с тростью. Мы были похожи на всех и все похожи на нас. Странное совпадение, подумалось мне тогда. И по прошествии секунд, когда Анна Филипповна убрала руку,я так и остался сидеть задумчиво размышляя о схожести нарядов.

-Вы проводите нас?-спросила она,перебивая россыпи благодарностей своего брата.

-До двери?!- спокойно и казалось не понимая вопроса ответил я, вставая.

-Так и быть,- сказала она и грустно улыбнулась.

И вот я пожал руку Гавриле Филипповичу он вышел за порог, сжимая две двадцати пяти рублевые купюры, Анна Филипповна прошептала,

-Братец меня замуж отдает, была бы очень рада видеть Вас в этот день.

-Непременно приду, -так же шепотом ответил я и закрыл дверь.

– Найдет ли счастье? По своей ли воле она идет замуж? И за кого? Может за отставного генерала? Как я могу ее спасти? Хотя нет. Нет, еще раз нет. Себя. Себя нужно спасать. Не пойду на свадьбу. Решено, уеду в Швейцарию, в казино пойду. Да. На рулетку все поставлю, все до копейки спущу!


Нет, нет, нет! В храм пойду, буду службу стоять на коленях, просить милости божьей, прощения и счастья Анне Филипповне. За брата ее просить стану, пусть Господь его хранит. По другому нельзя.Что я увидел в ее глазах? Тепло. Буду ли я греться в нем до конца своей жизни? Нет.


Я ударил кулаком стену, боль вернула меня обратно к трезвым мыслям, я решительно начал собирать чемодан и захотел скорее уехать.